Отдел журналистских расследований

img_0101.jpg

Мы проводим журналистские расследования по заинтересовавшим нас фактам существенного нарушения прав простого человека, коррупционным и должностным преступлениям, неправосудным решениям надзирающих органов, общественно-резонансным делам.

Отвечая друг за друга своими авторскими именами, мы признаем принципы честной работы в жанрах судебного очерка и репортажа, а также журналистского расследования, изложенных в Декларации гильдии судебных репортеров России (май, 1997 г.), мы также в полной мере разделяем основополагающие принципы работы журналистов изложенные в Хартии телерадиовещателей, в Кодексе профессиональной этики российского журналиста (одобрен Конгрессом журналистов России 23 июня 1994 года, Москва), и в Международной декларации принципов поведения журналистов (принята Конгрессом МФЖ в 1954 году. Поправки внесены на Конгрессе Международной федерации журналистов в 1986 г.):

  • В своей деятельности мы придерживаемся презумпции добропорядочности всех лиц, чьи имена и поступки становятся достоянием гласности в ходе наших публикаций. Для любых обвинений, опровергающих презумпцию добропорядочности в отношении того или иного лица или группы лиц, требуются веские аргументы;
  • Мы стремимся избегать обвинений в чей-либо адрес, предпочитая не утверждать, а задавать вопросы по поводу известных нам фактов. Приговоры о виновности либо невиновности или решения в пользу тех или иных конкретных лиц выносит только суд. Вместе с тем презумпция невиновности в юридическом смысле слова не препятствует журналистскому расследованию. Мы не выносим приговоров, но можем выдвигать обвинения, если располагаем для этого убедительными основаниями;
  • Мы вправе работать с “утечками” информации, которые получаем на уровне личных контактов от органов дознания, следствия или со стороны защиты. Но мы не считаем возможным публиковать такую информацию в одностороннем порядке без проведения журналистского расследования;
  • Объектами нашей критики в случаях, когда обвинение им со стороны уполномоченных органов еще не предъявлено, могут быть лица, которые занимают посты в государственных органах или играют активную роль в коммерческих структурах. Чем выше должностное или имущественное положение конкретного лица, тем жестче термины, в которых мы вправе оценивать его деятельность. Вместе с тем мы отказываемся от критики в грубых и унижающих достоинство выражениях;
  • Любое лицо, которое становится объектом нашей критики, имеет право изложить свою точку зрения, как правило, до передачи материала в печать или в эфир. В случаях особой политической значимости, когда утечка информации о предстоящей публикации может угрожать ее судьбе, мы считаем себя вправе перепроверять известные нам сведения с помощью косвенных источников информации;
  • Мы не уклоняемся от прямого аргументированного спора с теми, кого мы критикуем в наших публикациях, и признаем за ними право не только на судебную защиту. Мы готовы пересмотреть свою точку зрения и принести извинения в случаях, когда допустили ошибку;
  • Следя за конкретным уголовным делом, мы вправе указывать на ошибки органов следствия и дознания, но только аргументируя это ссылкой на закон. Мы вправе говорить о негуманности тех или иных следственных мероприятий, обосновывая это общепринятыми этическими требованиями;
  • Суд и только суд является органом правосудия и олицетворяет собой его идею. Мы вправе аргументировано критиковать пороки судебной системы, ошибки или поступки судей, но это не влияет на наше уважение к правосудию в целом. Вступившее в законную силу решение суда подлежит безусловному исполнению, хотя это не препятствует его обсуждению, в том числе в средствах массовой информации.
  • “Давлением” на суд или на органы следствия мы считаем такое комментирование хода следствия и суда, которое ведется неграмотно, без веских аргументов, без предоставления слова обвинению или защите для изложения позиций сторон. Недопустимо распространение о судьях, лицах, ведущих следствие или участвующих в деле, порочащих сведений, если они не имеют отношения к предмету публикации;
  • Мы возражаем против придания политического звучания нашим публикациям на правовые темы.

Мы работаем на территории России и иных государств. При желании оказываем юридическую поддержку обратившемуся лицу, с привлечением специалиста, эксперта, детектива, либо адвоката, специализирующихся в конкретной области права. В случае необходимости наше издание обращается в правоохранительные органы и иные СМИ, для придания более широкой огласке выявленных фактов нарушенного права. Для проведения журналистского расследования, Вы можете обратится к нам по телефонам +7-917-570-5967, +7-925-383-7477, либо по электронной почте: ozhr@sudebniy-reporter.ru

Главный редактор объединенной редакции СМИ
Светлана Курохтина