Отдел журналистских расследований

Судный день, или ЕГЭ длинною в жизнь?

«Я видел, что человеку очень хочется использовать свое право арестовать меня на семь суток. Зачем искать другие поводы, когда уже есть повод?» Моя система воспитания. Педагогическая поэма
Антон Макаренко

«Зулусы – это которые без штанов ходят, а для продовольствия употребляют знакомых» Моя система воспитания. Педагогическая поэма
Антон Макаренко

«Всякая мера взыскания только тогда производит полезное действие, когда она выталкивает человека из общих рядов и поддерживается несомненным приговором» Моя система воспитания. Педагогическая поэма
Антон Макаренко

Недавно к нам в редакцию с просьбой о помощи обратилась бывшая учительница, ныне пенсионерка, Сижажева Фатима Биляловна, проживающая в Кабардино-Балкарии, посвятившая всю свою жизнь детям Кабардино-Балкарии. В в 2013 году она уступила настойчивым просьбам тогдашнего министра образования республики и начала руководить Региональным центром обработки информации, став ответственной на тот период времени за информационное и организационно – технологическое сопровождение единого государственного экзамена в Кабардино-Балкарской республике.

В результате этого выбора Сижажева Фатима Биляловна- человек кристальной честности и порядочности- со слов многих знавших в разное время ее людей- приговором Нальчикского городского суда 27 августа 2018 года была осуждена к восьми годам и шести месяцам лишения свободы. Не условно, реально.
Поводом для ее обращения к нам явился по ее мнению- незаконный и необоснованный — как она посчитала-приговор этого суда, признавший ее виновной в совершении 71 умышленного преступления, а попросту говоря- в получении взяток.
Этим же приговором были осуждены Шорманова Оксана Нургалиевна и Гашаева Зарема Зелимхановна, якобы совершивших — как это посчитал суд- эти  преступления в соучастии с Сижажевой Ф.Б.
Шорманова по мнению суда совершила 11 аналогичных преступлений, за что ей было назначено наказание в виде восьми лет лишения свободы, реально, а вот Гашаева была признана виновной в совершении 5 преступлений, связанных с подделкой документов, и была освобождена от назначенного ей наказания в виду истечения сроков давности.
Со слов Фатимы Биляловны данный приговор был вынесен на основании заявлений ее бывшего подчиненного – завхоза, некоего гражданина Самогова.

Предполагаем, что спасая себя и членов своей семьи от обвинения в поборах с родителей учащихся Кабардино-Балкарии за успешную сдачу ЕГЭ в 2013 году, Самогов оговорил Сижажеву Ф.Б. , будучи пойманным с поличным сотрудниками ФСБ РФ, в попытке уйти от ответственности и отбытия реального срока наказания за содеянное. Мы предполагаем также, что произошло это при прямом попустительстве сотрудников следственных органов, поддержавших обвинения Самогова в отношении своего бывшего руководителя Сижажевой Фатимы в создании организованной преступной группы, занимавшейся подлогами и получением взяток.

В связи с поступившим к нам обращением, мы изучили представленные нам материалы уголовного дела и вынесенный по делу приговор суда. Мы увидели, что согласно этим документам , если передать их содержание кратко, следовало, что Сижажева Ф.Б, в начале мая 2013 года, разработала план совершения преступления и поручила Эдуарду Самогову целый ряд важных и явно несвойственных для него, как для завхоза функций, а именно:
— найти лиц из числа родителей, готовых дать взятку за максимально высокие и положительные оценки на ЕГЭ их детям, обговорить с родителями все вопросы по существу сдачи ЕГЭ и стоимости экзаменов, получить с родителей деньги и хранить их у себя;
— найти сторонних преподавателей по всем предметам для правки, решения и написания заданий по ЕГЭ и обговорить с ними сумму вознаграждения;
— приобрести ручки со стирающими чернилами и раздать их родителям, с которыми достигнута договоренность, разъяснить родителям необходимость фотографирования на экзамене – бланков, заданий и ответов, после чего передать сделанные фотографии Самогову Э.;
— передать полученные копии бланков Сижажевой Ф.Б. для дачи заключения о том, может ли данная работа быть оценена на максимально высокий результат;
— найти по сделанным фотокопиям работы учеников необходимые к исправлению, отвезти их сторонним преподавателям, а после забрать у них готовые работы, снова привезти их на проверку к Сижажевой Ф.Б., и забрать их у нее после повторной проверки;
— найти лиц, которые будут стирать написанные учениками неверные ответы, и переписывать тексты и решенные задачи на экзаменационные бланки.

И все это- согласно приговору — необходимо было сделать до того как работы будут отсканированы, т.е. до наступления вечера в день сдачи экзамена.

Согласно утверждениям Самогова Э.П., которым суд поверил безоговорочно, данная схема была создана, организована, претворена в жизнь и поставлена на поток всего за две-три недели до начала экзаменов.

Если бы не приговор суда, то можно было бы только позавидовать Сижажевой, у которой в подчинении на должности завхоза находился человек обладающий явно незаурядной работоспособностью, оперативностью и расторопностью. Ведь он один выполнял всё вышеперечисленное. У нашей редакции изучавшей это дело сложилось впечатление, что сутки Эдуарда Самогова состояли не из 24 часов, а из 48, и работал он на своем посту, выполняя поручение руководства самозабвенно, забыв про сон и еду.
Не знаем, мы можем лишь догадываться, по какой причине сначала следствие, а затем и суд поверили уверениям Самогова в создании Сижажевой ОПГ, однако показания Эдуарда Самогова – «завхоза от образования», на наш беспристрастный взгляд, настолько противоречивы, надуманны, и алогичны, что не обратить на это внимание, ни следствие, ни суд просто не имели права.
Поскольку материалы уголовного дела, представленные нам бывшей учительницей, оставили у нас глубокие сомнения в обоснованности вынесенного в отношении Фатимы Биляловны приговора, мы решили провести свое журналистское расследование.

Для этого наша корреспондентско-съемочная группа выехала на место событий, чтобы вместе с вами, нашими читателями и зрителями , попробовать разобраться в этом запутанном деле и понять, виновна ли пенсионерка и бывший учитель – Сижажева, в совершении тех преступлений которые ей были вменены приговором суда, или же этот приговор, очередная ошибка судебной системы, возникшая на основании подлого оговора.

За комментариями по этому делу мы обратились непосредственно к самой Фатиме Биляловне, ее адвокатам, и очевидцам данных событий. Наши журналисты опросили многих участников событий, обнаружили не выявленных ранее следствием и судом очевидцев этих событий, узнали новые факты, ранее не рассматривавшиеся судом.

Проведенное нами журналистское расследование лишь увеличило у нас количество вопросов к состоявшемуся решению суда относительно его законности и обоснованности.
Почему доводы Сижажевой Фатимы Биляловны и ее защитников
так и не были услышаны и опровергнуты стороной обвинения? Почему при разрешении этого дела никто из должностных лиц не задался вопросами о вопиющих противоречиях в этом деле?
У журналистов эти вопросы возникли. Предлагаем подумать над ними нашим читателям, в том числе и должностным лицам Генеральной Прокуратуры РФ. А вопросы таковы:
Какой руководитель РЦОИ будет давать указания о фотографировании
учениками работ на экзамене, зная о том, что все аудитории на пунктах
обеспечены камерами видеонаблюдения и в случае обнаружения телефона
ученик будет удален с экзамена?
Зачем руководителю РЦОИ фотографии бланков, номера учебных
заведений, аудиторий и другие сведения об ученике, которые выяснял у
родителей именно Эдуард Самогов, если вся эта информация имелась на компьютере Сижажевой, вплоть до места ученика в аудитории?
Зачем руководителю РЦОИ поручать искать преподавателей для
решения заданий, если лучшие преподаватели Республики находились у нее в
помещении в качестве экспертов?
Имела ли возможность руководитель РЦОИ – Сижажева, по базовому
образованию являющаяся математиком, проверить правильность выполненных
работ по предметам русский язык, история, биология, в которых она особо не
разбирается, определив правильно или нет даны ответы на вопросы в билетах, и
есть ли необходимость их исправлять и переписывать?
То что мы увидели в этом деле , мы предлагаем посмотреть в нашем видеорепортаже:
Это только небольшая часть вопросов, возникших по этому делу. При выявлении новых обстоятельств дела возникло и много других вызывающих сомнение подобных вопросов.
Также, нам представляется, что факты — возможно имевшей место быть
подмены и искажения доказательств невиновности Сижажевой, о которых
говорит Сижажева и ее защитники, не нашли должной оценки в ходе
состоявшегося судебного процесса.
В заключение хочу сказать, что поскольку доказательства невиновности
Сижажевой, о которых она говорит, не были предметом рассмотрения в
судебном заседании, и им не была дана какая-либо оценка, то вывод суда о ее
виновности оставляет у нас обоснованное сомнение.
Сомнение которой подтверждено и многочисленными заявлениями всех
тех очевидцев по этому делу, с кем нам пришлось пообщаться во время нашей
командировки на благословенную землю Кабардино-Балкарии.
Окончательная точка по этому делу не поставлена, защита Сижажевой
продолжает бороться за ее честное имя, сейчас защита обратились в суд
апелляционной инстанции, где надеется найти правду.

Точку в этом деле ставить не нам, мы лишь показали зрителям то, что
увидели за время проведенного нами журналистского расследования, и лишь
высказали свое мнение.
Надеемся на то, что истина все-таки будет установлена, и по этому делу
будет принято законное и обоснованное решение.
Это далеко не вся информация, выявленная нашими журналистами при сборе журналистского материала.
В настоящее время журналисты продолжают расследование.
В свою очередь наша редакция продолжит следить за судьбой Фатимы
Биляловны, и обязательно сообщит Вам об итогах рассмотрения этого дела.
Мы пытались быть объективными, при проведении нашего расследования, и приехали для получения интервью к дому господина Самогова. Увы, Эдуард Петрович уклонился от общения с нами , а двери его большого и красивого дома, перед нами, вопреки традиционной кавказской гостеприимности, были закрыты.

Авторы материала просят считать этот видеорепортаж и статью о
журналистском расследовании – открытым обращением в административные и правоохранительные органы, в том числе в Следственный Комитет России, Федеральную Службу Безопасности РФ, в Верховный Суд РФ, в Генеральную Прокуратуру РФ по всей изложенной в них информации.

По мнению редакции, при вынесении данного приговора были
проигнорированы положения норм основного Закона страны — Конституции
Российской Федерации, а именно ч. 3 ст. 49 и ч. 2 ст. 50, согласно которым
неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого;
при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств,
полученных с нарушением федерального закона. В связи с чем редакция СМИ
этой публикацией обращается в компетентные органы для восстановления
нарушенного права осужденной.
Вспомните слова невиновно обвиненного в результате подлой бандитской инсценировки человека обращенные к молодому , но честному оперативнику «Шарапов, найди его. Даже если меня осудят, найди. Если не жизнь, так хоть честь мою спаси.» «Место встречи изменить нельзя». Именно о защите своей чести и просила судебных журналистов отдавшая всю свою жизнь обучению детей учительница.

Авторы : Сергей Устюжанин и Георгий Алпатов,

Материал подготовили:
Андрей Чередниченко.
Сергей Кузин,
Елизавета Кузина,
Анастасия Крис,
Лана Румянцова
и другие сотрудники ОСЖР.