Отдел журналистских расследований

«Фантомный» землевладелец?

«Как трудно заниматься выгодным делом,
не преследуя при этом собственной выгоды!»
Люк де Вовенарг

Это сейчас дача или земельный участок воспринимается, как место для отдыха: друзья, компании, шашлыки, минимум забот. Но для людей старшего поколения земля имела и имеет совершенно иное значение : земля- кормилица!
И поэтому люди с малых лет и до глубокой старости трудились на своей земле, всячески облагораживая ее.
Так и баба Настя всю жизнь работала на своем земельном участке, а потом перед смертью отписала все внуку Константину. К слову Константин Климачев и при жизни родной бабушки заботился о родной земле. И огород копал, и деревья фруктовые сажал, и сарай построил. И после смерти бабы Насти супруги Климачевы продолжили ухаживать за участком, чтобы и друзей приглашать и старость было где встретить.
Все было хорошо , пока в один прекрасный день не узнал Константин, что часть участка, где он бегал еще мальчишкой- якобы принадлежит еще одному человеку. Оказывается, со слов некого Спартака Пащенко, бывшего сотрудника органов внутренних дел, он со своим отцом на протяжении в начале 2000-х годов якобы сажал картошку на этом участке.
Журналистов очень интересует вопрос: а как объяснит «фантомный землевладелец» тот факт, что на том указанном им месте, около 30 лет растут фруктовые деревья, посаженные бабой Настей еще в 80-е годы 20-го века? Как он мог там сажать картошку, на их корневой системе???
Но тогда почему в нынешнее время заявление гражданина Пащенко- подтверждено судебным решением судьи Проскуряковой, при не отмененном решении судьи того же Одинцовского городского суда Стебуновой по тому же предмету и с теми же участниками процесса?
«Это не возможно» скажет любой здравомыслящий человек. Полностью с Вами соглашусь. Да и вряд-ли найдется человек, думающий иначе.
А вот теперь вопрос : почему для судьи Одинцовского городского суда Проскуряковой ни здравый смысл, ни требования законов не стали аргументами при рассмотрении этого дела?
Но давайте мы в нашем журналистском расследовании рассмотрим все события по порядку.
Константин Климачев рассказал журналистам, что узнав о фактически попытке рейдерского захвате своей земли, он немедленно, как законопослушный человек, обратился в суд.
Изучив материалы дела, выслушав стороны судья Одинцовского городского суда Стебунова в 2016 году вынесла – на наш взгляд справедливое и обоснованное решение в пользу истца, признав правоту Климачева, показания которого были подтверждены и свидетелями и документами. А вот почему сторона ответчика не предоставила в суд кадастровых документов из Росреестра по запросу суда?
Однако господина Пащенко данное решение не удовлетворило и он подал встречный иск. Причем- со слов семьи Климачевых журналистам- подал он его со своим новым представителем, ранее работавшей в секретарях у судьи Проскуряковой в Одинцовском суде.
А дальше начинается то, что мы просто не знаем как назвать. Согласно положениям части 1 статьи 67 ГПК РФ суд обязан оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.
В силу части 2 статьи 67 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в
законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.
В этой истории решением Одинцовского городского суда Московской области от 15.12.2016 года по делу №2-9339/2016, оставленному без изменения Судебной коллегией по гражданским делам Московского областного суда (Определение от 12.04.2017г.), Одинцовским городским судом было установлено, что ответчик — Климачев К.С. (его предшественник) использует земельный участок площадью 1943 кв.м. при доме № 12 Московская область, Одинцовский р-он, д.Митькино в указанных экспертом фактических граница с 1967г. Допрошенные в судебном заседании свидетели, соседи и жители деревни показали, что никогда не видели ни отца Пащенко С.В., ни его самого на земельном участке.
Как было установлено Одинцовским городским судом Московской области при
рассмотрении гражданского дела №2-9339/2016, а так же Московском областным судом при рассмотрении апелляционной жалобы Пащенко С.В. на решение от 15.12.2016 года, Пащенко С.В. в нарушение ст.56 ГПК РФ не представил в суд достоверных доказательств, что земельный участок с кадастровым номером 50:20:0070312:913 использовался им и его предшественником с момента предоставления 1993 г. и по 2015г. в указанных границах по
назначению, что земельный участок огораживался и обрабатывался.

То что увидели на месте событий наши журналисты, мы показываем в нашем видеорепортаже

Повторим вопрос Спартаку Пащенко, с которым так и не смогли встретится наши журналисты: а как объяснит он нам тот факт, что на том указанном им месте, где он якобы с отцом сажал картошку- уже около 30 лет растут фруктовые деревья, посаженные бабой Настей еще в 80-е годы 20-го века?
Вышеуказанное решение Одинцовского городского суда вступило в законную силу и не отменено. Так на каком же основании судья Проскурякова приняла к рассмотрению и вела процесс по фактически тому же самому предмету иска?
Каким образом уже при рассмотрении гражданского дела 2-8294/2017, суд первой
инстанции в нарушении требований части 2 статьи 67 ГПК РФ заново установил
обстоятельства уже доказанные ранее по другому делу, но прямо противоположные
установленным, и по существу вынес прямо противоположное решение? Чем вообще все это можно объяснить, кроме личных связей представителя Пащенко с судьей?
Вопрос к квалификационной коллегии судей Верховного суда: разве в этом случае судом первой инстанции не были нарушены нормы ст.220 ГПК? Если в указанной статье прямо указано: «Суд прекращает производство по делу в случае, если: -имеется вступившее в законную силу и принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда или определение
суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или
утверждением мирового соглашения сторон», то почему судом первой инстанции повторно рассматривался иск по тому же предмету и с теми же самыми участниками процесса? Ведь по данному вопросу уже было вынесено решение, вступившее в законную силу.
И у нас возникает ряд других вопросов, ответы на которые дать никто не может по сей день:
Согласно части 5 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской
Федерации при оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан с
учетом других доказательств убедиться в том, что такие документ или иное письменное
доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид
доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью,
содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств.
Зададим вопрос: так почему же в нарушении данной нормы суд первой инстанции и апелляционный суд не дали в «новом» судебном процессе вообще никакой оценке доводам сторон, что «Подготовительные материалы к выдаче Госактов в деревне Митькино» не могут быть приняты как допустимое доказательство? Ведь как пояснил в судебном заседании представитель Жаворонского сельского поселения Одинцовского района , при предоставлении для обозрения суду данной книги : « данная книга является
копией документа и не является подлинником, при этом данная книга надлежащим
образом не оформлена (не прошнурована, не пронумерована, не имеет печати и подписи
исполнителя, осуществляющего работу по оформлении данного документа), имеет не
заверенные исправления и дописки.»
Как можно доверять таким «документам», если эксперт отметил, что в представленном для экспертизы документе «Подготовительные материалы к выдаче Госактов в деревне Митькино» не содержится обязательного для таких работ технического задания или пояснительной записки?
Почему специалист не смог ответить на вопрос судьи : «для каких целей проводились эти работы»?
При этом в материалах дела имеется ответ на запрос из Администрации Одинцовского района , в котором указано, что по данным архитектурного отдела Одинцовской администрации градостроительный план деревни Митькино никогда не разрабатывался. Логично ли журналистам задать риторический вопрос: на основании какой «филькиной грамоты» тогда выносилось решение суда?
Но это далеко еще не все вопросы, возникшие у журналистов, к Одинцовскому суду.
При проведении журналистского расследования наши журналисты получили информацию о том, что в соответствии с пунктом 1.5 решения малого Совета Мособлсовета от 09.12.1992 г. «О порядке регистрации, передачи и закрепления земель в собственность и пожизненное
владение гражданам в Московской области», к свидетельству о собственности должен прилагается план земельного участка с указанием на нем границ,
представляемых земель.
Так почему же Пащенко С.В. вообще не представил первично в суд ни план , ни любое иное описание границ земельного участка?
Кроме того, малым Советом установлено, что свидетельство на право собственности должно быть подписано тем же лицом, которое принимало решение.
А вот что выяснили наши журналисты в ходе журналистского расследования.
Подпись главы администрации Ликинского сельского совета в свидетельстве о
собственности не соответствует подписи в самом постановлении ( о чем имеется заключение
подчерковедческой экспертизы в деле 2-9339/2016). А это означает, что подпись на
свидетельства ставил не глава администрации, а вообще неизвестно кто и когда.
Может быть эксперт ошибается? Но тогда почему в архиве Администрации Одинцовского района отсутствует второй экземпляр свидетельства о собственности с планом земельного участка?
Как вообще произошло, что в натуре якобы участок был сформирован в 2015 г , границы были согласованы с администрацией сельского поселения «Жаворонское», но при этом по описанию границ представитель с/п Лукашенко не смогла пояснить, каким образом проводили межевание, при существующем заборе семьи Климачевых?
При журналистском расследовании журналисты узнали еще одну интересную новость, по которой также возникли вопросы.
Как получилось такое совпадение, что летом в июле 2015 года Пащенко С.В. пишет заявление в полицию, что якобы на его участке незаконно установлен забор, а осенью каким-то странным образом проводит с администрацией межевание?

Рассматривавшее первично дело судья Одинцовского суда Стебунова дважды делала запрос в кадастровую палату, но копию кадастрового дела на земельный участок №50-20-0070313-913, расположенный по адресу Московская область Одинцовский район д. Митькино уч.41 стороной тогдашнего ответчика Пащенко С. В. так не был предоставлен в суд.
В связи с этим после снятия с кадастрового учета участка 41, стало невозможно определить его местоположение и границы участка.
Так как смогла судья Проскурякова в своем решении сделать выводы о законном формировании границ земельного участка при таких обстоятельствах дела???
Предполагаем, что судом не изучен и не установлен правомерный факт оформления наследства Пащенко С.В. после смерти отца. Имея на руках временное свидетельство о собственности 1993г, сам отец Пащенко С.В. его не зарегистрировал. И только в 2011 г. уже после смерти отца, сам Пащенко С.В. зарегистрировал право собственности, без выделения участка в натуре. При этом судом так и не было выяснено: какие именно документы предоставил Пащенко С.В. в кадастровую палату, так как кадастровое дело не было предоставлено суду.

При этом Одинцовским судом в деле 2/9339/2016 г. бесспорно установлено, что Константин Климачев и его предшественники используют земельный участок, огороженный забором при домовладении №12 деревни Митькино в указанных экспертом фактических границах 19,43 с1967 года. По сведения БТИ на 2003 год имелся участок площадью 1760 кв.м.
Так с чего же при новом рассмотрении дела эксперт посчитал возможным возможным установить границы земельного участка Пащенко С.В. в 8 сотых гектара, исходя лишь из размера земельного участка Константина Климачева при домовладении №12 дер. Митькино и соседнего участка, стоящего на кадастровом учете?
Как мог эксперт вообще заявить такое, в противоречие Статьям 17 , 35 и 55 Конституции Российской Федерации в очевидное нарушение прав собственников иных участков? Как можно назвать все происходящее, кроме как чьей-то попыткой захвата чужой земли?
Это еще далеко не все интересные факты, выявленные журналистами в этом деле.
Согласно решению суда адрес места положения земельного участка 41 был установлен в 2006 году постановлением главы администрации сельского поселения Жаворонское от 27.09.2006 г.
№1012 . Но почему тогда к решению не приложены схема границ данного земельного участка?
Кроме того, в постановлении, во вводной его части, говориться, что постановление принимается «руководствуясь решением Совета депутатов Одинцовского района №2/4 от 15.12.2005 г.». Однако в данном решение речь идет о передаче поселению полномочий в области здравоохранения и дошкольного воспитания (переданы аптеки и детские сады), ни о каких рассмотрений заявлений гражданина Пащенко В.Г. по определению границ 41 участка в тексте решения нет.
Это как вообще понимать?
Получается, что администрация поселения Жаворонское при вынесении постановления по определению участка заведомо руководствовалась документом, не имеющим отношения к земельным вопросам?
Почему к данному постановлению не было приложено никаких планов и чертежей по земельному участку, утвержденный землеустроительными органами района???
Да и вообще –то говоря в 2006 году сельские поселения не были наделены полномочиями по решению земельных вопросов (Закон Московской области «О порядке решения вопросов местного значения вновь образованных поселений на территории Московской области в переходный период» N231/2005-ОЗ от 02 ноября 2005 г.
Вопрос: решение администрации Жаворонского поселения вынесено с превышением должностных полномочий и по заведомо подложным документам? Или может быть такого решения вообще не существовало, а представленные в суд документы были сфальсифицированы кем-то?
В 2014 году в суде г. Красногорска рассматривалось уголовное дело №22-3731 от 03.07.2014 г. по группе лиц, занимавшихся махинациями с земельными участками в Одинцовском районе, которые были признаны мошенниками.
Судом было установлено, что в постановлениях и свидетельствах о собственности от имени Главы администрации Ликинского сельского Совета Буренкова З.В. изготовлены фиктивные подписи и выполнены фиктивные карты, планы границ земельного участка.
По странному совпадению именно в этот период в полиции Одинцовского района работал некто Пащенко С.В. По нашим предположениям он вполне мог иметь доступ к материалам этого уголовного дела через личные связи. Предполагаем, что он вполне мог выйти и на изготовителей фальшивых документов.
Как вообще при всем вышеизложенном судья Проскурякова сумела установить в своем рещении, что правоустанавливающие документы на земельный участок Пащенко С.В. были оформлены надлежащим образом? Почему судьей Проскуряковой не были информированы соответствующие правоохранительные органы о таких аспектах этого дела для проведения надлежащей проверки?
Вопросов у журналистов возникло очень много.
Как суд Одинцовского района принял повторный иск по одному и тому же предмету при неотмененном первичном решении Одинцовского городского суда?
Как судья вынесла решение в пользу гражданина Пащенко, основываясь на его абсурдных
показаниях и при этом игнорируя показания и соседей семьи Климачевых и иных очевидцев событий, подтверждавших, что ни Пащенко, ни его родственников, ни еще кого-либо из третьих лиц на участке семьи Климачевых они никогда не видели?
Как кадастровый инженер совершал замеры на частном участке Климачевых в их отсутствие и без их ведома?
Ведь в Конституции РФ закреплено положение о неприкосновенности чужой собственности. А в Уголовном Кодексе РФ предусмотрены санкции за нарушение конституционных прав.
Получается что сотрудник кадастровой организации либо незаконно вторгался в чужое жилище, или составил документ, попросту не производя никаких замеров , по надуманным критериям?
Как вообще суд мог принять составленный таким образом документ? И если сотрудник кадастровой организации, организовавшая это измерение, призналась журналистам, что Пащенко С.В. является ее родственником, то не объясняет ли это нам многие странности в документах кадастрового учета???
Жители деревни Митькино, с которыми говорили наши журналисты, прямо считают все произошедшее с участком семьи Климачевых результатом чьих-то преступных действий с использованием служебного положения. Каждый из них впрямую говорил журналистам: если сегодня рейдеры захватывают таким образом землю семьи Климачевых, то чью землю они захватят завтра? Мою? Моего соседа или родственника? Откуда вообще берутся такие «фантомные землевладельцы» пытающиеся забрать себе наилучшие по расположению участки земли? Куда вообще смотрят правоохранительные органы?
Еще в 2015 году Президент России Владимир Путин на коллегии МВД заявил о необходимости пресечения рейдерства. Для формирования благоприятного предпринимательского климата в стране необходима надежная гарантия прав собственности, подчеркнул он.
https://www.interfax.ru/business/427907
А что мы видим в этом деле, кроме явных признаков рейдерского захвата очень удобно расположенного земельного участка семьи Климачевых?

Авторы этого материала просят считать этот видеорепортаж и статью в рамках этого журналистского расследования, и иные выступления в СМИ- открытым обращением в административные и правоохранительные органы, в том числе к Министру Внутренних дел РФ, в Следственный Комитет России, в Генеральную прокуратуру России, а также в Квалификационную Коллегию Верховного суда РФ по всей изложенной в них информации.

«О государстве лучше всего судить по тому, как в нём судят.» когда то сказал Станислав Ежи Лец.
А Вольтер говорил так: «Два раза в жизни меня растаптывали: когда я проиграл дело в суде и когда я выиграл дело в суде.»

Как можно назвать происходящее с семьей Климачевых?
Можно ли позволять кому-то «топтать» чье-то право собственности?

Автор материала:
Георгий Алпатов
Материал подготовили:
Сергей Феникс
Элина Корсак
Константин Круглов
Лиана Аветикова
Юлия Ковалева
Марат Каримов
Майер Ягуар
Лана Румянцева
и др. сотрудники ОСЖР

Редакция ИАГ»Судебный репортер» благодарит адвоката Тураба Гаджикурбанова за помощь журналистам в подготовке материала.
В материале использованы фрагменты из публикаций иных средств массовой информации, социальных сетей , сети Интернет и иных открытых источников.
Мнение редакции может не совпадать со мнением в приведенных источниках.